цитаты из книги "Внутренняя игра в теннис"

Тимоти Голви «Внутренняя игра в теннис»: цитаты из книги

Книга, с которой началось моё знакомство с коучингом, но тогда я ещё об этом не знала! Это великая и прекрасная книга, и я искренне советую Вам прочесть её, даже если Вы не собираетесь работать с людьми — она поможет Вам работать и с собой! К тому же это одна из самых глубоких духовных книг — без всякой претензии на духовность!

Стоит только предаться размышлениям, обдумыванию, построению каких-либо концепций, как ту же улетучивается изначальная неосознанность и в дело вступает мысль…
Стрела уже выпущена, но она не летит прямо к цели, да и цель уже не стоит на месте. Всему мешают наши расчеты, которые на самом деле оказываются ошибочны…
Человек — это мыслящий тростник, однако свои величайшие дела он совершил, когда не отвлекался на расчеты и осмысление. Будьте как дети — вот к чему нужно стремиться…
Судзуки Д. Т., Дзен и искусство стрельбы из лука

Если ко мне приходит игрок, одержимый страстью к суждению, я постараюсь не брать на веру ни одного слова из его сказок о «плохом» ударе слева или о «плохом» игроке, который так «плохо» бьет по мячу. Если после его ударов мячи летят в аут, я готов это подтвердить и даже показать причину, почему так происходит. Но это не дает никакого права объявлять его бэкхенд «плохим» ударом, а его самого — «плохим» игроком. Стоит мне произнести эти слова, как я сразу спровоцирую напряженность в процессе обучения — точно такую же напряженность, которую спровоцировал он сам, когда пытался самостоятельно исправлять свои ошибки. Суждения ведут к напряженности… Удар проходит гладко, когда тело расслаблено, а расслабленности можно достичь только тогда, когда вы принимаете свои удары такими, какие они есть, пусть даже они и выглядят несколько странно.

«А чему я, собственно, Вас научил?» — спросил я. Целых полминуты он молчал, пытаясь вспомнить, что же я ему говорил. Наконец он сказал «Я в самом деле не помню, чтобы Вы мне хоть что-нибудь объясняли! Вы просто стояли и смотрели и заставили меня смотреть на свои действия внимательнее, чем это получалось у меня раньше. Вместо того, чтобы выискивать, что там у меня не так с бэкхендом, я стал просто наблюдать, и все ошибки исправились как бы сами собой. Уж не знаю, как это вышло, но я в самом деле многому научился, причем за очень короткое время». Да, он научился, но кто же был его учителем? И этот вопрос встал передо мной со всей серьёзностью.
Мне трудно описать, что и почему я в тот момент переживал. У меня даже слезы подступили к глазам. Я научился очень многому, и он научился, и при этом на было даже некого благодарить. В моем сознании едва мерцал намек на разгадку — что мы оба только что участвовали в волшебном процессе естественного обучения.

Не так важно, на что ученик жалуется, когда приходит ко мне как к учителю. Я уже понял, что самый выигрышный первый шаг для ученика — это вглядеться и вчувствоваться в собственные действия, иначе говоря, расширить свои знания о том, что происходит на самом деле. Когда я сам выхожу из ритма и ракетка меня не слушается, я делают то же самое. Для того, чтобы видеть вещи такими, какие они есть, мы должны снять очки рациональных суждений, и не так уж важно, темные это были очки или розовые.

…Каждый, кому дано в распоряжение здоровое человеческое тело, обладает фантастически могущественным инструментом.

((Разум как любой другой мускул можно расслабить, вытянуть, использовать во благо — даже поставить в каталепсию))

Большая часть игроков в результате своеобразного самогипноза играет роль бездарных спортсменов, хотя на самом деле они такими не являются. Если же затеять ролевые игры другого сорта, то мы получим довольно интересные результаты.
Когда игроку удается забыть о своем положении и выйти за рамки привычной роли, в его игре происходят любопытные изменения… Войдя в роль, актер обретает такие качества, о которых раньше мог и не подозревать.

Пробуйте другие образы!

«Нет более великого учителя, чем Ваш собственный опыт»

…полноценное наставление, получено на основе настоящего опыта, будет полезно в том случае, если оно ведет к обретению собственного опыта, к самостоятельному раскрытию возможностей того или иного удара.

Мы не склонны повторять какие бы то ни было действия, если они не служат определенной цели. Но пока мы осуждаем себя за ту или иную «дурную» привычку, мы уже не можем спокойно вести расследование и отыскивать ту цель, ту функцию, которая она служит. Если же прекратить попытки подавления или исправления той привычки, которая нам не по душе, мы с большей легкостью сможем рассмотреть нужную нам цель. Тогда без всяких лишних усилий перед нами предстанет и новый способ, новый тип поведения, который служит той же цели, но с большей эффективностью.

…практически невозможно что-то хорошо рассмотреть или прочувствовать, если Вы в этот момент думаете, как вам нужно двигаться. Забудьте о том, что нужно, и сживитесь с тем, что есть.

…Именно благодаря нашему сознанию возможно познание видимого мира, звуков, чувств и мыслей, которые все вместе составляют то, что принято называть «опыт». Вроде бы самоочевидно, что никто не способен включить в свой опыт что-то такое, что пребывает вне нашего сознания. Сознание — это нечто, делающее вещи и события доступными нашему познанию… Позволив вниманию сосредоточиться, мы разрешаем ему познать то, что вокруг. Внимание — это сфокусированное сознание, а сознание — та сила, которая способна познавать.

Это процесс самораскрытия, и по мере того, как мы учимся приносить жизненно необходимые дары своему «Я», оно набирается сил, чтобы приносить свои бесценные дары Единому и Всецелому…

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *